«Боялся, что свяжут и бросят в самолет». 12-летний мальчик остался в Америке, хотя его родители хотели вернуться в СССР

168

Владимиру Половчаку сейчас 50 лет и 38 из них он живет в Америке. Мужчина рассказал свою историю — как же он очутился в США и с какими трудности ему пришлось столкнуться.

В 1980 году Владимир вместе со своей семьей иммигрировал в США из Украины.

Родители мальчика, старшая сестра Наталья, младший брат и он поселились в Чикаго.

Через пол года отец Владимира решил, что им стоит вернуться на Родину.

— Мы приехали в Америку в 1980 году. Прожили 4—5 месяцев перед тем, как папа захотел сам вернуться в Советский Союз. Советская власть не пускала его обратно: говорила, мол, ты вывез всю семью в Америку, поэтому всю семью поворачивай назад. Тогда он убедил маму поехать с ним и попытался нас тоже забрать. Моей сестре Наталье тогда было 17 лет, мне — чуть более 12. Я сказал, что не хочу возвращаться. Понимал, что если поеду, то уже никогда не вернусь в Америку, — рассказывает Владимир.

Владимир понимал, чт жизнь на Украине отличается от жизни в США. Он чувствовал здесь себя свободнее и пытался уговорить отца остаться.

— Папа был очень недоволен тем, что я не хотел ехать. Он мне сказал, что, мол, вызовет полицию, заплатит ей $ 100, меня свяжут и бросят в самолет. Я не знал, как здесь полиция относилась к людям, но я знал, что такое вполне было возможно в Украине и Советском Союзе.

Здесь я увидел, что можно ходить в церковь, и никто тебя за это не преследует, как было в то время в Украине. Хочешь переехать из одного места в другое — не надо никакого разрешения государства. Если еще проще объяснить: мы здесь пошли в магазин, и все можно было купить, я такого в жизни не видел. Но я видел в Украине, как люди ждали в очереди за хлебом два часа! Ничего не было в то время.

Владимир убежал жить к своему двоюродному брату. Но полиция нашла его через две недели и хотела вернуть родителям.

— Полиция поняла это так: я убежал из дома, и меня надо отдать родителям. Я начал им объяснять. По-украински там никто не разговаривал, но нашли какую-то переводчицу с польского. 6—8 часов я провел в полицейском участке. Они хотели, чтобы я подписал какие-то документы, но я решил, что ничего не хочу подписывать, потому что боялся, что меня заберут. За то время кто-то позвонил на телевидение. В полиции уже поняли, что дело не в том, что я не хочу жить с родителями, а в том, что родители хотели забрать меня из страны.

Мужчина понимал, что в США у него было больше возможностей, нежели на Украине. Его судьба решалась на протяжении нескольких лет до его совершеннолетия. США и СССР сражались за мальчика.

— Тогда была холодная война, но я этого не понимал и не занимался этим. Я хотел остаться здесь. Я прожил в Советском Союзе уже на тот момент 12 лет и видел, какая жизнь и возможности у меня там были, — говорит Владимир.

Владимир точно знал, что не вернётся на родину. На его стороне были и его адвокаты, по их мнению, ему на Украине грозила опасность.

Но родители и советская пресса считали что Владимир и его сестра были похищены.

— Мы сначала жили с двоюродным братом. В Советском Союзе уже начали говорить, будто меня здесь украли, что баптисты почти украли, обманули, привлекли меня велосипедом и Jell-O (желейными конфетами). Началась пропаганда.

Было очень страшно, потому что никогда еще такого не было, чтобы 12-летний ребенок захотел остаться без родителей. Мы с сестрой понемногу начали понимать, что с нами произошло. К тому времени у меня уже была защита от государства, но мы с сестрой боялись, что КГБ меня похитит и вывезет, так как дело уже начало приобретать политическую окраску. Были очень-очень страшные времена. Мне до сих пор удивительно, как все так сложилось, что я здесь остался.

Нас поддерживало украинское сообщество, из католической церкви, православной, баптистской. Два дяди и двоюродный брат нам помогали, поддерживали финансово, покупали еду, одевали.

В итоге в Америке мальчик получил временное гражданство, а в 18 лет он получил американское гражданство. А в 1988 году Половчак издал книгу «Дитя свободы: история смелого подростка о бегстве от родителей и Советского Союза в Америку».

Жизнь Владимира наладилась и сейчас у него есть своя семья — жена и двое детей — сыновья, 15 лет и 24 года. Мужчина работает офис-менеджером в компании 20 лет. Его сестра Наталья вышла замуж, у нее две дочери и живет в Шампейн, чуть более 200 км от Чикаго.

— Через пару дней будет уже 38 лет, как я в Чикаго, в Америке. Устроился, довольно быстро выучил английский язык. Некоторое время не говорил на украинском и немного его забыл — пока восемь лет назад не приехал брат и мы не стали общаться на украинском.

Владимир счастлив, что остался в США. Отсюда он мог помогать своим родственникам, которые вернулись на Украину:

— Мама всегда жалела, что уехала обратно вместе с отцом. Папа перед смертью тоже сказал, что совершил ошибку.

Несмотря на то, что мужчина почти всю свою жизнь провел в чужой стране, он следит за ситуацией на Украине, поддерживает ее.

— Я слежу постоянно (за событиями в Украине). Поддерживаю Украину, чтобы она была независима, чтобы люди были свободны, чтобы у них возможности были такие, как и в Америке.

С тех пор, как я начал ездить в Украину, с 1993 года, я увидел очень большую разницу по сравнению с тем, что было раньше. Жизнь стала лучше для людей. Люди, которые живут в Украине, может, так не чувствуют — конечно, все хотят гораздо большего. Но чтобы иметь лучшую жизнь, нужно время. Но я верю, что Украина сейчас идет в правильную сторону.

Как бы вы поступили на месте мальчика? Поделитесь своим мнением в комментариях.

По материалам: rep.ru