Она устроила истерику, обнаружив тест ДНК! Неужели совесть не чиста?

139

…как-то вечером сидела на даче и тут зазвонил телефон, — рассказывала шестидесятилетняя приятельница. – Звонит невестка! И с ходу начинает орать: «Нина Федоровна, признавайтесь, это вы уговорили сына сделать анализ?»

Я конечно, вообще не поняла сначала о чем речь! Говорю ей, Люда, объясни толком, какой еще анализ? Что происходит? Она мне – хватит притворяться, Нина Федоровна. Словно вы не в курсе, что Антон в две тысячи четырнадцатом делал тест ДНК на отцовство…

Она устроила истерику, обнаружив тест ДНК! Неужели совесть не чиста?

Антон – сын Нины Федоровны, ему 30 лет. Парень самостоятельный, живет отдельно, взял ипотеку и перед матерью не отчитывается.

Сын женился четыре года назад, спустя несколько месяцев у пары родился ребенок, — действительно, он родился весной две тысячи четырнадцатого года. Недавно внуку исполнилось четыре, но Людмила еще не работает, сидит дома, с сыном. Семью полностью обеспечивает Антон. У Нины Федоровны с невесткой сложились ровные, но не близкие отношения. С внуком же бабушка общается регулярно: временами гуляет с мальчиком, с прошлого года берет на дачу или домой с ночевкой на два-три дня…

О том, что ее сын вскоре после рождения ребенка решил проверить отцовство Нина Федоровна понятия не имела.

А теперь выясняется, что невестка тоже не знала – до прошлой недели. Сейчас Антон уехал в командировку, Людмила случайно обнаружила среди его бумаг конверт, где были результаты проведенного теста ДНК, датированного августом две тысячи четырнадцатого. Тогда ребенку не исполнилось и полугода.

Результат экспертизы был положительным – там на бумаге четко написано, что Антон с 99,99% вероятностью считается отцом ребенка. Но невестка в бешенстве.

— У нее постоянная историка! – рассказывает Нина Федоровна, устало вздыхая. – То плачет, то начинает смеяться! То вещи собирает заявляя, что мол не останусь здесь больше! После такого! Я пытаюсь успокоить, говорю, Люда, не пори горячку, успокойся. Нельзя так быстро, рубить с плеча. Сломать легко. Вы оба взрослые люди, вы родители… но она даже ухом не ведет! У сына командировка скоро заканчивается, должен прилететь к концу недели. Конечно, я бросила все и приехала в город, забыв про дачу. Говорила невестке, давай я пока внука заберу, а ты успокоишься. Она кричит в ответ – Вы к Мишеньке больше никогда не подойдете! Ни один член вашей семьи! Это ведь вы, кричит, все говорили, что Миша другой, не похож ни на кого из ваших родственников! Особенно на Антона!

— Вы действительно говорили такое?

— Честно говоря, не помню… возможно, сначала говорила. Как раз тогда внука привезли с роддома, он рыженький какой-то был, головка маленькая, сплюснутая. Антошка был совсем другим! Темноволосым, голосистым и крепким. Не похож – лишь мягко сказано… Но тогда я лишь отметила это, не имея ничего в виду!

— Нина Федоровна, а с сыном вы говорили? Он знает, что жена обнаружила результаты ДНК? С чего он вообще решил сделать такой анализ? Вряд ли на ровном месте? Если уже сделал, зачем беспечно разбрасывал подобные вещи?

— Он охламон, слов нет… я спрашивала конечно, с чего он. Говорил, с мужиками на работе прочитали статью какую-то, что в семьях сейчас почти каждый четвертый ребенок чужой, воспитывается не собственным отцом. Притом мужчины сами не знают. Двое коллег под хохот остальных и пошли делать экспертизы.

— Они сомневались, что воспитывают не своих детей?

— Да нет! Ходили ради смеха. Потом оказалось, что один действительно не отец своего ребенка! Это был шок, после той истории весь офис не утихая жужжал. Все произошло вскоре после женитьбы Антона. Люда тогда уже была беременна. Антон решил – обязательно проверит после родов. Просто так, чтобы удостовериться. Ведь могли и в роддоме детей перепутать, разве нет? Такое же случается? Историй много!

Нина Федоровна вздохнула.

— Конечно, с другой стороны поступок дурацкий… но все равно поведение Людмилы мне не понять! Зачем этот праведный гнев: «Я никогда! Как он мог подумать!» и истерика… честно, такое чувство, словно у девки совесть не чиста! Поэтому столько эмоций. Как думаешь, нет?

— Анализ ведь отцовство подтвердил?

— Да, только она так паникует, как будто сама сомневалась? Реакция нездоровая. Если женщина знает свою правоту, может обидеться, поругаться, расстроиться. Но зачем устраивать шоу, мне звонить, обвиняя в чем-то… вот думаю, может с сыном обсудить этот вопрос… это слишком, не считаешь?

Возможно, свекровь права и невиновный человек не будет так орать и устраивать истерики?

Или наоборот, в подобной ситуации любая реакция, даже самая бурная, будет простительна и вполне объяснима?

Мужчина действительно смертельно оскорбил жену?

Или в его действиях нет ничего ужасного, он имел на это права – моральные и юридические?

А вы как оцениваете ситуацию? Как считаете?

Источник