Свекровь: «Мне не нужны внуки с непонятной генетикой! Можете хоть десять нарожать, мне все равно»

264

Моя свекровь очень властная женщина, бывшая начальница, привыкшая держать все под контролем. Мы с ее сыном Данилой встречались уже около года, вместе учились. Только я жила в студенческом общежитии.

У меня никого нет, я выпускница детского дома, квартиру я должна была получить, как сирота только после окончания института.

— Выходи за меня замуж, — предложил Данила, когда мы учились на 3-м курсе, — не переживай, у моей мамы большая квартира, а еще есть однушка, в которой раньше жила бабушка. Она сейчас пустая стоит, так что нам будет, где жить.

Но все было не так, как рассчитывал Данила. Его маме я не понравилась сразу, а когда она узнала, что я из детдома, то возмущению родительницы не было предела:

— Ты сошел с ума, да, сын? Я наверное ослышалась? — возмущенно сказала свекровь, — На ком ты жениться собрался? На этой? Ну-ну. На меня можете не рассчитывать. Я не приму в дом неизвестно кого. И в бабушкину квартиру не пущу.

Данила взял меня за руку и мы ушли. Супружеским студенческим парам давали комнату в общаге, но это был не наш вариант. У Данилы была местная прописка, поэтому пришлось расписаться и уйти в съемную комнату.

Мы подрабатывали и жили очень трудно. Все деньги уходили на оплату комнаты, так что батон белого хлеба и бутылка кефира часто было единственной нашей едой за весь день.

Но мы выстояли, закончили учебу, я получила маленькую квартиру и мы ушли жить туда. А потом и на работу устроились оба. Жизнь налаживалась. Через 3 года после замужества я забеременела.

Свекровь: "Мне не нужны внуки с непонятной генетикой! Можете хоть десять нарожать, мне все равно"

Все это время с мамой мужа мы не общались. Непокорного сына она вычеркнула из своей жизни. Даже рождение внука не смягчило ее сердце. На наше приглашение она ответила:

-Мне не нужны внуки с непонятной генетикой! Можете хоть десять нарожать, мне все равно.

Илья рос здоровым и смышленым. Отсидев в декрете, я снова вышла на работу. Уставала очень: и ребенок, и работа.

— Я с мамой помирился, — огорошил меня однажды муж, — она сказала, что я могу к ней приходить, правда, тебя и Илью она видеть по-прежнему не хочет. Но не беда, постепенно все наладится, я уверен.

А мне было очень обидно. Умом я понимала, что она ему мать и не стала мешать налаживанию их отношений. Но почему-то нехорошее предчувствие было. Ну не делается так: сын отдельно, а сноха и внук отдельно.

Вскоре я убедилась, что была права. Данила начал все чаще задерживаться на работе, а потом и вовсе не пришел ночевать.

Источник